Речь премьер-министра Таави Рыйваса о политике Европейского союза перед Рийгикогу 18.10.2016 г.

18.10.2016 | 21:00

Новости
    • Share

Уважаемый председатель Рийгикогу, уважаемый Рийгикогу, уважаемые послы.
Вновь пришло время для постановки целей Европейского союза. Европейский союз не стоит перед выбором «быть или не быть», однако все больше нам приходится отвечать на вопросы, верными ли были выбранный путь и сотрудничество. Мы должны более убедительно объяснить общественности сделанный выбор и принятые решения. После проведенного в Великобритании референдума о выходе из ЕС мы  запустили т. н. «Братиславский процесс», чтобы сделать выбор между открытой и закрытой, глобальной и протекционистской Европой.  Этот процесс призван найти решения на острые проблемы, такие как внешняя и внутренняя безопасность, экономика и занятость. Конечно же, это не ознаменовывает начало новой нелиберальной эпохи или отдаление от европейских ценностей и обеспечившей Европе успех политики. В то же время мы должны посмотреть правде в глаза - не все прошло прекрасно, и не все проблемы можно решить за одну ночь и на европейском уровне. Европейский союз, как и все другие политические проекты, постоянно развивается, он не совершенен, но он является лучшей межгосударственной формой сотрудничества, которую мы имеем.
Уважаемый Рийгикогу.
Решение британцев выйти из Европейского союза повлияло на Европу и Соединенное Королевство как холодный душ.
Речь на ежегодном конгрессе Консервативной партии 2 октября дала первое объяснение тому, как видит дальнейшее новый премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. Вопреки нашим надеждам, что Великобритания стремится к самым близким отношениям с Европейским союзом, в этой речи было очень мало радостного для нас. Хотя до подачи заявления остается еще полгода, и за это время может произойти многое, мы все же должны исходить из того, что Великобритания выйдет. Также маловероятно, что модель будущих отношений будет построена на четырех основных свободах или даже аналогично модели таможенного союза, как с Турцией. Следовательно в будущем с британцами можно ожидать менее тесного сотрудничества, чем с Норвегией, Исландией, Швейцарией и Турцией, но я верю, что это будет нечто большее, чем просто соглашение о свободной торговле. Кроме того, нужна ясность в отношении участия Великобритании в других политиках, таких как, например, вопросы юстиции, внутренние вопросы и, разумеется, оборонная сфера. Несмотря на все, я – оптимист и надеюсь, что конечный результат переговоров будет сбалансированным и позволит сохранить максимально тесные отношения между нами. Однако некоторые важные выводы можно сделать уже сейчас. Прежде всего, могу сказать, что в ближайшем будущем самым важным будет сотрудничество 27 стран - членов ЕС и достижение результатов и лишь потом мы будем заниматься переговорами по Брэкзит. Во-вторых, мы должны укреплять сотрудничество с Великобританией как через мультилатеральные организации (такие как НАТО), так и на уровне региональных и двусторонних отношений.
В-третьих, выход британцев повлечет за собой выход очень влиятельной и близкой нам по духу страны, что в свою очередь означает, что при выходе одной из стран сотрудничество с близкими по менталитету странами - членами ЕС становится еще более важным.   Чем быстрее мы признаем, что референдум необратим, тем быстрее мы найдем и нужные решения.
Уважаемый Рийгикогу.
Одной из главных тем предстоящего Европейского совета будет свободная торговля. В течение последнего года обсуждения заключаемых между Европейским союзом и третьими странами торговых договоров неоднократно пробуксовывали. И, несмотря на то, что Европейский союз является крупнейшим в мире торговым блоком, ход договоров с Украиной, США и Канадой показывает, что нам нужно найти способ, как адресовывать конкретные проблемы и, к сожалению, опровергать неправду. Европейский союз был лидером глобализации, поскольку свободная торговля означала благополучие своим гражданам, борьбу с бедностью в мире и помогала посредством тесных экономических связей обеспечивать мир и стабильность.
Эстония очень многое выиграла от свободной торговли. В то же время нужно понять и тех, у кого глобализация вызвала тревогу и неуверенность и которые поэтому к настоящему времени превратились в простую мишень для популистов.
Председатель Европейского совета Дональд Туск очень метко сказал в Таллинне, что мы должны предложить гражданам дополнительное чувство уверенности, чтобы оставаться такими же открытыми, какими мы были до сих пор. Поэтому важно, чтобы экономический рост коснулся всех. «Пирог» благополучия и экономические возможности не станут больше от местного патриотизма и не помогут создать дополнительного благосостояния - наше будущее должно заключаться в возможности создавать, производить и экспортировать наукоемкие услуги и продукты. Я хотел бы процитировать здесь недавний Economist (1.10): «Потребители и работники больше всех страдают из-за торговых барьеров. На основании охватывавшего 40 стран исследования можно констатировать, что прекращение торговли принесло бы самой богатой части населения сокращение доходов на 28% и на 63% для самой бедной части, составляющей 10%».
Свобода и свободная торговля не означают при этом свободы от правил или анархию. Напротив, мы должны стоять за то, чтобы всемирная торговля базировалась на правилах и при этом соблюдалась честная конкуренция. Поэтому важно, чтобы Европа вместе с близкими по духу странами, которыми являются, прежде всего, развитые промышленные страны, продолжила бы заключение соглашений, которые способствуют развитию мировой торговли и являются экономически сбалансированными.
Уважаемый Рийгикогу, дорогие послы.
Вес европейского слова в мире во многом определяет то, насколько развита и сильна экономика Европы. Вряд ли кто-то сомневается, что большой внутренний рынок необходим всем европейским странам для сохранения конкурентоспособности и успешного участия в мировой экономике. Реформы рынков товаров, капитала и услуг должны продолжаться также для того, чтобы Европа могла участвовать в цифровой экономике. Различная рыночная регуляция по сферам сдерживает возможности создания масштабного эффекта, которому способствуют решения э-торговли и которого успешно добились, например, США.  Хотя пример заразителен, лучшего в мире национального рынка недостаточно.
Я рад, что в результате многолетней работы Эстония завоевала имидж успешного и достойного цифрового государства. Многие хотели бы быть немного больше «Эстонией» - в дополнение ко всему прочему позитивному еще и несколько более «крутыми». Необычность Эстонии питает в частности несколько безумная мечта объединить э-государства Эстонии и Финляндии, а также наше ценностное предложение в лице виртуальной резидентности, которые уже вызвали широкий интерес. Важную роль в создании прогрессивного цифрового имиджа Эстонии сыграл и Рийгикогу, прежде всего, как сторонник шеринговой экономики. Мы выбрали правильный путь, быстро приняв новую технологию и найдя поддерживающие развитие решения.
Я верю, что через наш собственный пример мы смогли также добиться того, что создание общего цифрового рынка как ближайший приоритет Европейского союза не вызвал особых споров при подписании Братиславской декларации. Слово «цифровой» стало частью лексики большинства языков, несмотря на то, что во многих странах оно по-прежнему произносится с очень сильным акцентом.

Уважаемые парламентарии.
Как мы очень хорошо знаем, положение обязывает. Поэтому, будучи цифровым государством, именно мы предложили, что свободный обмен данными мог бы в будущем стать отдельной основной свободой в Европейском союзе. Согласно парадоксу производительности Солоу, каждая фундаментальная технология, как например Интернет, требует времени, чтобы экономический эффект привел к росту производительности и благосостояния.  И никто не сомневается, что Интернет меняет всю экономику и общество. Для достижения цели нам нужно в ближайшее время создать правовую и инвестиционную среду, поддерживающую строительство современной цифровой инфраструктуры, в том числе в Северных странах. Мы должны также обеспечить в Европе регулятивную среду, которая поддерживает информационную экономику и не сдерживается ограничениями местоположения и прочими препятствиями. Это должно осуществляться способом, не ставящим под сомнение права индивида на приватность и не создающим ситуации, которая отрезала бы европейский общий цифровой рынок от остального мира.
Свободный обмен данными как пятая основная свобода позволяет рассматривать его как возможность для всех других основных свобод и как самоцель. Последнее на прошлой неделе образно удачно подытожил один крупный шведский предприниматель в сфере связи, назвав в качестве цели «создать гигабайтное общество на терабайтной территории».
Вторая тема, на которой я хотел бы обязательно остановиться в контексте экономики и внутреннего рынка – это связанность. Аналогично тому, как пограничный контроль препятствует в Европе возможностям для экономической деятельности, так и наша отрезанность является одним из стеклянных потолков для нашей экономики. Это не обязательно должно быть так, но изменение ситуации требует постоянных усилий и следования к цели. Выше я упомянул эстонско-финское сотрудничество в сфере развития э-государства, которое может привести к совершенно уникальным решениям для многих стран. В результате целенаправленной работы в эту пятницу состоится церемония подписания договора финансирования газопровода BalticConnector, обеспечивающего энергетическую безопасность Эстонии и Финляндии. Европейская комиссия финансирует проект в уникальном размере 75%.
Наш следующий проект энергетической безопасности – создать синхронно функционирующий в смысле рынка и инфраструктуры региональный рынок электроэнергии, на разъяснение которого я потратил большую часть своего визита в Швецию и Данию на прошлой неделе. Первый шаг – это проведение исследования и изучение технических и финансовых возможностей для сооружения соединений. Я надеюсь, что этот проект осуществим через Польшу или Северные страны уже в следующем бюджетном периоде ЕС.
Однако, разумеется, для этого нужно провести техническую работу, составить долгосрочный бюджет и найти решения с причастными к делу странами.
Не менее важным долгосрочным проектом является и железнодорожное сообщение Rail Baltic, вновь вызвавшее в последнее время острую полемику.  Однако я верю, что авторы действовали из добрых побуждений, и всестороннее обсуждение проекта пойдет ему в итоге только на пользу, даже если по такому масштабному инфраструктурному проекту трудно добиться полного консенсуса. Проводимое дополнительное исследование окупаемости поможет найти ответы на многие заданные вопросы, например выбор трассы, условия окупаемости и ожидаемые товарные потоки. Я хотел бы здесь привести некоторые касающиеся Rail Baltic важные аспекты, которые были под вопросом:
Во-первых, сотрудничество в регионе. Речь идет о самом масштабном совместном проекте в истории трех-четырех стран. Я бы это даже назвал исторической возможностью для соединения региона с Западной Европой. Хотя Эстония в значительной степени была зачинателем проекта, что время от времени напоминало укрощение строптивой, Финляндия и другие страны также проявляли большой интерес к проекту. Он вновь пробудил мечту о тоннеле Таллинн-Хельсинки и вдохновил предпринимательский сектор Финляндии.  В настоящее время 3 Балтийских государства и Финляндию соединяет железная дорога с установленной во времена Российской империи шириной колеи. Не оправдалась надежда, что Россия может быть заинтересована в чем-то большем, чем в направлении потоков сырья через свою инфраструктуру и применении принципа "разделяй и властвуй" в различных коридорах и проектах между востоком и западом.
Поэтому легко создать ситуацию, в которой мы являемся с другими Балтийскими странами больше конкурентами, чем партнерами, и вместо возможностей часто видятся проблемы. Нам необходима Rail Baltic для соединения с Западной Европой как в стратегическом, политическом, так и в экономическом плане. Через 10 лет больше нельзя будет сказать, что Балтийские страны - это аномалия в Европе, откуда на поезде можно поехать только на восток. Трасса Rail Baltic стратегически важна для Европы как отсутствующий отрезок сообщения, и, само собой разумеется, что восточно-западное направление не является для Европы приоритетным, и она его не финансирует.
Во-вторых, окупаемость и экономические возможности. Разумеется, новые возможности создаст само строительство, которое может привлечь в регион инвестиции в инфраструктуру стратегического значения. Однако это не главное, даже если родилось в результате тяжелых компромиссов. Бόльшая часть товарообмена и партнеров Эстонии находятся именно в Западной Европе. Ключ к успеху Rail Baltic заключается в ее способности взять на себя существенную часть международного товарообмена Балтийских и соседних с ними стран и создать новые и быстрые возможности для роста пассажирских и товарных перевозок.   Для достижения этих целей необходима оптимальная трасса, высокое качество услуги, высокая надежность, современные подвижной состав и оборудование на перегрузочных станциях, в портах и логистических центрах, чтобы обеспечить все необходимые для работы железной дороги операции.
Система платы за использование будущей инфраструктуры поддерживает эксплуатацию железной дороги, и основной КПД проявится не в доходе от платы за эксплуатацию самой железной дороги, а в будущих инвестициях в промышленность и инфраструктуру.   Даже если проект кажется окупаемым только на уровне региона, то дополнительные возможности скрываются не только в самом регионе, поскольку и Китай, например, активно ищет новые возможности для контейнерных перевозок в Европу.
Сотрудничество в регионе, объединение Европы и экономическая эффективность – это, разумеется, всего лишь два главных аргумента. Думаю, что звучавшие среди общественности и сеющие страх преувеличения относительно раздробленности Эстонии, возможном генетическом увядании и т. д. получат ответы на нужном уровне. При освещении этой темы в прошлый  сезон Рийгикогу выпала очень важная роль, поскольку вскоре отправим в этот зал на обсуждение межгосударственный договор, призванный поставить будущее Rail Baltic на прочный политический и правовой фундамент.
Уважаемый Рийгикогу.
В моем выступлении перед вами в прошлом году в фокусе моей речи были безопасность Европы и различные связанные с этим кризисы, которые в совокупности приняли в Европе, можно сказать, масштаб экзистенциального кризиса. И не только из-за продолжающейся до сих пор российской агрессии в Украине.
Разразившийся в результате сирийского конфликта миграционный кризис принял эпический размах, а теракты в Бельгии и во Франции больно коснулись и эстонцев. Единство и решимость Запада возымели ключевое значение.
Во время миграционного кризиса мы поняли, что безопасность европейских стран очень тесно связана. Все страны ЕС в прямом смысле слова отвечают за высокий уровень охраны общей границы и тем самым за повседневную безопасность друг друга. Повышенное политическое внимание, переключение передачи в миграционном кризисе и вытекающие из них действия сократили к настоящему времени по сравнению с тем же периодом прошлого года миграционные потоки между Турцией и Грецией на 98 %. Граница охраняется по обе стороны пограничной линии, и эффективность охраны зависит от ее уровня и желания сотрудничества с обеих сторон. Период 2015-2016 гг. повлек за собой значительные изменения. В этом контексте особое значение имеют сотрудничество и соглашения с третьими странами, а также изменение отношения в Европейском союзе, что позволяет применять все политические меры и средства для сдерживания миграционного кризиса.   Это хороший пример, чего можно за короткое время добиться совместными действиями и единой внешней политикой.
На прошлой неделе на болгарско-турецкой границе начало работу Европейское агентство по охране границ и побережья, которое поможет еще лучше держать под контролем внешние границы Европы. Хотя агентство приступит к разрешению кризиса как поддерживающая структура, в будущем не исключена и полная охрана европейских границ и побережья.
Радостным событием можно считать также создание желаемой Эстонией инфосистемы пересечения границы Европейского союза, которую в свою очередь дополняют внедряемая система разрешения на путешествие и бόльшие возможности повлиять на миграцию из безвизовых государств.  В заключение темы мне хотелось бы поблагодарить эстонских блюстителей порядка, внесших значительный вклад в совместные операции Европейского союза и успешно претворивших в жизнь цели миграционной программы. Результат нашей совместной деятельности мог бы привести к устранению контроля повсюду на внутренних границах Шенгенской зоны.
Уважаемые члены Рийгикогу.
К сожалению, я не могу сообщить, что соглашение Минск II выполнено. Нет. Украина не имеет контроля над всей своей территорией, а соглашение о прекращении огня является скорее иллюзорным.  Россия с прежним размахом ведет войну на юго-востоке Европы и, если говорить честно, то частично и в самой Европе, если учитывать все способы ведения войны. Наш восточный сосед применяет для продвижения вперед конвенциональные и гибридные методы, как гибридный автомобиль использует при передвижении различные виды топлива. Вмешательство с помощью киберсредств в выборы президента, финансирование экстремистских партий в Европе и их индоктринация в Крыму, препятствование независимому расследованию авиакатастрофы, распространение пропаганды и лжи – все это попадает под последнее описание. Такое чувство, что Россия, подобно школьному задире, начала искать конфликты везде, где это возможно.
Поэтому ситуацию стали называть новой холодной войной, хотя ее проявления Эдвард Лукас достаточно ярко описал в своей вышедшей несколько лет назад одноименной книге. Если, по мнению российского руководства, Запад представляет собой экзистенциальную угрозу, то не удивительно, что цель оправдывает средства.
Но что изменилось, так это западное общественное мнение. Оно отражается не только в оценке, содержащейся в новой глобальной стратегии Европейского союза, в которой говорится, что «Действия России в Украине и регионе Черного моря до самых основ встряхнули архитектуру европейской безопасности». Продолжающийся циничный конфликт в Украине и Сирии, недавнее расследование авиакатастрофы с Malaysia Airlines 17 и многое другое все больше открывает глаза и вынуждает западное общественное мнение рассматривать происходящее более пристальным взглядом. Миграционный кризис является прямым последствием сирийского кризиса. Открывающаяся в Алеппо картина просто ужасает. Поэтому на предстоящем Совете нам придется меньше убеждать наших коллег, что в любом случае необходимо придерживаться существующей линии с санкциями, проявлять сплоченность, твердость и подходить к вопросу с долгой перспективой.
Уважаемый Рийгикогу.
Несмотря на то, что Европейский союз не является оборонным альянсом, он с самого своего основания в равной степени обеспечивал благополучие жителей и был проектом безопасности.
Со стремлениями Эстонии хорошо согласуются последние достижения в сфере обороны. Сразу скажу, что, по моему мнению, о создании европейской армии сейчас речи быть не может, и не стоит тратить время на бой с тенью.  Напомню, что и НАТО не имеет армии, ее имеют страны - члены НАТО. Начиная впервые содержательное обсуждение европейской обороны, сформулировав непосильную для себя задачу, можно достичь обратного эффекта.  В то же время большой вклад в оборону уже не является табу, это одна из тем, по которой страны желают больше сотрудничать. Эстония не должна слишком чувствительно относиться к развитию темы европейской обороны , ограничиваясь мнением, что она «не должна дублировать НАТО». Действительно, мы не должны распылять свои усилия, однако мы должны рассматривать это как возможность, поскольку можно найти места, где Европейский союз способен добавить ценность к уже сделанному. То, что в вопросах обороны нужно больше сотрудничать, несомненно, является одним из важным последствий Брэкзит. Я в частности напомню, что из 4-х рамочных государств НАТО вскоре 3 страны не будут членами Европейского союза. Многообещающие события по воссоединению северной и южной части Кипра вскоре ликвидируют существенное препятствие с пути сотрудничества. На примере терактов в Париже мы знаем, что клаузула солидарности ЕС предлагает дополнительные возможности. Руководство военными и гражданскими операциями Европейского союза также можно сделать более эффективным, чтобы снять бремя зарубежных операций с НАТО и позволить альянсу сосредоточиться на основных задачах.
Существуют и другие сферы, где можно улучшить сотрудничество, например тендеры оборонной сферы, научно-инновационные исследования, применимость гражданских решений ЕС для сил обороны (напр. мониторинг морской среды, спасение на море, спутниковая навигация  и т. д.). Следует претворить в жизнь гибридную стратегию Европейского союза, и, по нашему мнению, можно было бы обновить широкомасштабную киберстратегию, в которой Европейскому союзу также отводится важная роль.
Уважаемый Рийгикогу.
Наступило важное и, возможно, даже критическое время для Европы, и время председательства Эстонии в Совете Европейского союза также будет иметь определяющее значение. Прежде всего, это означает,  что нужно быстро завершить переговоры и заключить важные политические соглашения. Надеюсь, что я достаточно приоткрыл занавес с содержания председательства Эстонии, поскольку во время председательства мы будем заниматься именно темами экономики, безопасности, Брэкзита и многими другими. Важные для Эстонии темы хорошо отражены в рабочих планах учреждений, стратегической программе Европейского совета и рабочей программе Европейской комиссии. Перед Рийгикогу также находятся очень важные с точки зрения развития Европы проекты, такие как Парижское соглашение по климату и соглашение о свободной торговле с Канадой. Но время для детального разговора о наших приоритетах перед большим залом наступит лишь в конце весны будущего года, когда председательство Мальты уже будет в самом разгаре.
Большинство тем и проектов нам хорошо известны, поэтому я надеюсь на содержательные обсуждения программы председательства в комиссии по делам Европейского союза и комиссиях по сферам. У Эстонии будет одновременно одна программа председательства, отражающая важные темы как для правительства, так и для парламента. Разработанная совместно программа поддерживает достижение целей и позволяет нам создать консенсус, чтобы поставить на первое место во втором полугодии свою роль председателя. В сотрудничестве с Рийгикогу мы надеемся в ближайшее время найти подходящий метод работы и на время нашего председательства.
На основе недавнего отчета Cohesion Monitor известного международного мозгового центра ECFR мы можем смело утверждать, что за период 2007-2014 гг. прошли самый долгий путь к готовности к сотрудничеству в Европе и являемся одной из самых открытых для сотрудничества стран в ЕС после стран-учредителей Бельгии и Люксембурга. Председательство, несомненно, является самым важным управленческим вызовом для публичного сектора Эстонии. Его успех зависит в основном от способности заключать соглашения и дальше проводить совместную деятельность. Таким образом, Европейский союз напоминает коалиционное правительство с 28 членами, которым нельзя управлять нервничая и стуча кулаком по столу. Терпение, мудрость, дипломатический талант, присутствие и эмпатия – это те качества, к которым должен стремиться каждый министр и чиновник. То, что Эстония была готова подобрать уроненную британцами эстафетную палочку председательства, является прекрасным примером готовности к сотрудничеству и инициативы. Это также полученное задним числом признание, что мы приступили к подготовке достаточно рано.  Поэтому не возникло напряженности, необходимые в перспективе председательства проекты заблаговременно поступили в Рийгикогу, и был изменен график мероприятий. Я признателен  Рийгикогу за выдержку, поскольку ваша нагрузка, по сути, удвоилась.
Надеюсь, что этой выдержки хватит вопреки местным выборам в будущем году, и председательство будут сопровождать мир и единодушие. Успешное председательство - это наша общая цель.
Сделаем вместе Эстонию больше.
Спасибо!

Valitsuse kommunikatsioonibüroo

-